Мода и стиль

Гендерный сдвиг

За кулисами показов — переполох. Девочки утягивают грудь и хмуро смотрят исподлобья, а мальчики красят ресницы и кокетничают. Кажется, мир моды окончательно запутался, кто есть кто. Мы разбираемся.
По словам Миранды Пристли, героини культовой книги «Дьявол носит Прада», все тенденции зарождаются в умах великих дизайнеров, а потом, ступенька за ступенькой, спускаются в массы. В этом утверждении, безусловно, есть истина. Любые сумасбродные идеи, любые «брожения мысли» мастера моды способны силой своей креативности превратить в мощнейший тренд, даже если он противоречит устоявшимся в обществе нормам и взглядам. Так случилось и с модой на андрогинность. В период первого пришествия андрогинность обосновалась на сцене. Культовые имена 80-х, Энни Леннокс, Дэвид Боуи Мик Джаггер, Грейс Джонс — живые воплощения бисексуальности и стиля hard look были иконами своего времени, но до мира высокой моды им было далеко. Все изменилось в 90 — е, когда уставшие от пышнотелых красоток Синди и Линды дизайнеры обратили внимание на худышку Кейт Мосс. Тогда мода на угловатость и субтильность с полным отсутствием половых признаков, подкрепленная гранжем, протоптала себе дорожку прямиком на рекламные постеры главного бренда 90-х Calvin Klein. Андрогинного типа модели изредка появлялись у Тома Форда и Вивьен Вествуд, на журнальных разворотах мелькали Омахрия Мота и Данила Поляков, но до настоящего прорыва им было далеко. К тому же, наблюдая, как из сезона в сезон подиумы поют оду женственности, не возникало и мысли об изменении ситуации, а идеи некоторых дизайнеров вернуть андрогинов в моду казались лишь жалкой попыткой привлечь к себе внимание. И только когда австралиец Андрей Пежич закрыл последний кутюрный показ Jean Paul Gaultier в платье невесты, транссексуал из Бразилии Леа Ти появилась на съемке Givenchy, а предельно женственную Жизель Бундхен переодели в мальчика для летней рекламной кампании Balenciaga, стало ясно: мода на существ «среднего» пола снова возвращается. Сильнее и ярче, чем когда бы то ни было. Потому что сегодня это не просто тренд, а во многом — примета времени. Мировоззрение, жизненная позиция, образ мыслей, наконец. Молодежь, к которой и обращена в своей массе мода, легко воспринимает любой вид сексуальности и стиля жизни. Это даже не терпимость, а подчеркивание своей противоположной стороны: девушки носят гладкие хвосты и минимум макияжа, а мальчики выщипывают брови и красят губы блеском. И этим никого не удивишь.

Уже упомянутый Андрей Пежич, взирающий с рекламных плакатов Marc by Marc Jacobs и Jean Paul Gaultier, с детства играл с куклой Barbie и наряжался в платья. Лея Ти раньше была мужчиной, а теперь целуется на обложках с Кейт Мосс и является музой Рикардо Тиши. Чешка Яна Кнауерова долгое время безуспешно штурмовала мир моды и, только когда постриглась под мальчика, получила первую большую работу: эксклюзивное участие в показе Balenciaga. Однако самой успешной моделью андрогинного типа считается датчанка Фрейя Беха: худенькая, суровая, с массой татуировок на теле и колючим взглядом. За пять лет в моде она превратилась в любимицу Карла Лагерфельда и Фриды Джаннини, а фотографы, устав эксплуатировать ее андрогинность, в последнее время все чаще наряжают ее в платья.

Похожие записи:

  • Какие лица сегодня в моде?
  • Кейт Миддлтон вышла в свет в платье из коллекции Prabal Gurung
  • Звезды в шоке от смерти Александра МакКуина
  • Как использовать платья «от-кутюр» для рекламы экспресс доставки
  • Модные тренды 2009: мода минувших дней

Related posts